Warning: array_merge() [function.array-merge]: Argument #2 is not an array in /var/www/admin/data/php_templates/articles.php on line 70
Ожерелье на память из Англии :: РФК
«Знаете ли вы что?»

Знаете ли вы, что вы можете настроить (или отменить)
рассылку уведомлений о приходящих вам на РФК
личных сообщениях? Для этого нужно войти в
раздел "Настройки" (колонка слева) и
поставить галочку в соответствующей ячейке.

10. ПУТЕШЕСТВИЕ. День второй . Йоркширкские Дейлы.

 

 «Я ехал по узкому неогороженному проселку, соединяющему Силдейл и Косдейл, и, добравшись на первой передаче до вершины, сделал то, что делал постоянно: свернул на обочину и вылез из машины. Присловье деловых людей, что у них нет времени стоять и глазеть по сторонам, не для меня. Значительную часть своей жизни (чтобы не сказать - излишне значительную) я трачу на то, чтобы просто стоять и глазеть по сторонам. Так было и в то утро. Передо мной открывался широкий вид на Йоркширскую долину до гряды Хэмблтонских холмов в сорока милях к востоку, а позади меня тянулись мили и мили вересковых холмов. В первый год моего пребывания в Дарроуби я останавливался на этом месте не один раз, и вид на равнину всегда оказывался не таким, как раньше. Зимой она превращалась в плоскую темную чашу между заснеженными Пеннинами и дальней белой полоской Хэмблтонов. В апреле над ее зелено-коричневыми просторами плыли тяжелые завесы дождя, а однажды я стоял тут под ярким солнцем и глядел вниз, в непроницаемое море тумана, похожего на волнистый слой ваты, из которого там и сям темными островками поднимались макушки деревьев и вершины холмов. Но сегодня лоскутное одеяло полей и лугов дремало в блеске солнечных лучей и воздух даже здесь, на высокой гряде, был напоен густыми ароматами лета. Я знал, что на фермах внизу трудятся люди, но нигде не было видно ни одной живой души, и меня охватило ощущение мирного покоя, которое всегда рождали во мне безмолвие и пустынность вересковых холмов.

 

В такие минуты я отстранялся от себя и беспристрастно оценивал свои успехи. Так легко было перенестись назад, к тому дню, когда я решил стать ветеринаром. Я точно помнил даже минуту. Мне было тринадцать, и я читал в "Меккано", журнале для мальчиков, статью о выборе профессии. Дойдя до ветеринарии, я вдруг проникся неколебимым убеждением, что это - мне призвание. Но, собственно, почему? Только потому, что я любил собак и кошек, а служба в конторах меня не прельщала. Довольно-таки слабые аргументы для определения своего будущего. Я не имел ни малейшего понятия ни о сельском хозяйстве, ни о сельскохозяйственных животных и, хотя за годы учения в колледже успел узнать достаточно много о этих последних, свою дальнейшую судьбу представлял себе однозначно - я собирался специализироваться на лечении мелких животных. До самого получения диплома моя дальнейшая жизнь виделась мне так: я лечу собак, кошек и других домашних любимцев в собственной ветеринарной клинике, где все будет не просто современным, но суперсовременным. Идеально оборудованная операционная, лаборатория, рентгеновский кабинет - все это четко рисовалось в моем сознании до дня окончания колледжа.

 

Так каким же образом я очутился здесь, на вершине высокого йоркширского холма, без пиджака, но в резиновых сапогах, источая легкий, но несомненный коровий запах?


Перемена в моих взглядах произошла очень быстро - собственно говоря, почти сразу же после того, как я попал в Дарроуби. В ту эпоху повальной безработицы выбирать не приходилось, но я не сомневался, что задержусь здесь недолго, что это просто первая ступень в осуществлении моих честолюбивых замыслов. А потом почти мгновенно все стало прямо наоборот. Может быть, свою роль сыграла невыразимая свежесть воздуха, которая все еще ошеломляла меня каждое утро, когда я выходил в одичавший сад Скелдейл-Хауса. Или калейдоскопическая жизнь в красивом старинном особняке с моим талантливым, но слишком уж энергичным патроном и с Тристаном, его нерадивым братом-студентом. А может быть, просто лечение коров и свиней, овец и лошадей оказалось против моих ожиданий удивительно интересным и я увидел себя по-новому - необходимым винтиком огромной машины сельского хозяйства моей страны. Это давало глубокое удовлетворение. Или же я просто не представлял себе, что существует такое место, как йоркширские холмы, мне и в голову не приходило, что я могу проводить все свои дни на высотах, где чистый ветер несет запахи и трав, и деревьев и где даже под секущими зимними дождями можно большими глотками пить воздух и улавливать в его холодной резкости нежный привкус просыпающейся весны. Как бы то ни было, для меня все переменилось и моя жизнь заключалась теперь в том, чтобы объезжать фермы, разбросанные по этой крыше Англии, и проникаться уверенностью, что я - избранник судьбы. Вернувшись в машину, я просмотрел список вызовов.»

Джеймс Хэрриот «О Всех Созданиях - больших и малых» 1974г. (1985г. –издание книги в СССР)

 

Я много раз упоминала в своих записках имя Джеймса Хэрриота, но сейчас решила, что без этой цитаты из его книги мне просто не обойтись.

Не знаю, как много откроет этот отрывок тем, кто совсем не читал его книг или даже вообще не слышал о таком авторе, но это именно то, из-за чего мы, в конце концов, всей семьей попали в Йоркшир и - по большому счету – вообще в Великобританию.

 

Даже увлечение садоводством, осознание того, что и на наших «6 сотках советского образца» можно создать красивый цветущий сад для радости души, а не для тоскливого отбывания огородно-заготовительной повинности, а также знакомство с понятием АНГЛИЙСКИЕ САДЫ и жгучее желание увидеть их воочию - все это пришло позже.

 

Сначала в нашу жизнь вошли книги Хэрриота, которого мы с Мишей и детьми, заразившись искренностью и юмором его языка, стали называть по-простому - «старина Хэри», ведь он стал нашим другом! С чтения его книг зародилась симпатия и интерес к этой стране, надежда (совершенно фантастическая! по тем советским временам) увидеть когда-нибудь все это своими глазами. Мистер Хэрриот слишком критичен к себе, когда пишет, что «Значительную часть своей жизни (чтобы не сказать-излишне значительную) я трачу на то, чтобы просто стоять и глазеть по сторонам» ,- на самом деле он был величайшим тружеником, работал очень много и очень тяжело. Свою ветеринарную карьеру он начал в 1937 году, когда в Британии свирепствовала безработица и времена были очень непростые, если не сказать тяжелые (не будем вспоминать, ЧТО в это же самое время свирепствовало в СССР, сейчас не хочется …), а литературным трудом он занялся только спустя 30 лет, сохраняя при этом ветеринарную практику. Всю свою жизнь, начиная с окончания ветеринарного колледжа в Глазго и до своей смерти, Хэрриот жил и работал в Йоркшире и рассказал о нем нам.

Кто не читал - прочтите его книги! А те, кто любит их, – нас поймут. …

 

От Харроугейта довольно узкая дорога вьется по холмам среди высоких стриженых живых изгородей, которые по мере продвижения вверх сменяются каменными стенками сухой кладки. Иногда мы ныряем в «лесные» массивы – кроны роскошных деревьев, нависая над дорогой, образуют тенистые зеленые туннели - потом вылетаем на открытый простор и видим бархатные зеленые холмы, сплошь усеянные белыми точками – это овцы пасутся на склонах. Кое-где картину дополняют сиреневые и фиолетовые мазки цветущего вереска, и в мягких лучах вечернего солнца от этого зрелища просто захватывает дух и на глаза наворачиваются слезы (у меня!)

 

Дорога в этих каменных стенках порой зажата, как в тисках, и только диву даешься, как удается разъезжаться встречным автомобилям. Вернее диву даюсь только я, Михаил же уверенно ведет наш экипаж, а девчонки прилипли к окнам – даже GPS, в сущности, тут не нужен – свернуть–то некуда!

 

Мы останавливаем автомобиль на вершине холма и выходим на обочину проселочной дороги.

МЫ В ДЕЙЛАХ.

Как мистер Хэрриот.

Стоим, смотрим и молчим.

Ну что тут скажешь?...

 

Очень сильный и довольно-таки прохладный ветер заставляет застегнуть куртки, воздух напоен запахами цветов и позднего лета. Его можно просто пить, этот воздух, как волшебный напиток. Мы - одни на всем белом свете… Шумит высокая-высокая трава и тонко кричат какие-то незнакомые нам йоркширкские птицы… О переменах, произошедших в этих краях за 70 лет в со дня прибытия сюда молодого неопытного ветеринара, говорят только отличная асфальтовая («проселочная») дорога и зеленая табличка, именующая отныне эти места

«Национальным парком ЙОРКШИРКСКИЕ ДЕЙЛЫ». Во всяком случае, мне так кажется.

 

С этого места можно попасть в разные дейлы, можно выбрать любое направление. Мы выбираем самое красивое название «Ковердейл» (Coverdale) и двигаемся дальше.

 

Вообще Дейлы – это высокие безлесные холмы, с многочисленными складками и изрезами по склонам, и впадины между ними (само-собой, холмов без впадин не бывает!) На вершине холма – гуляет ветер, внизу холма – обязательно течет речушка, и проходит дорога, периодически пересекая речку с одного берега на другой по каменным мостикам. По склонам кое-где разбросаны куртины больших деревьев – это признак, что под их кронами скрывается небольшой фермерский дом из серого местного камня, некоторые каменные постройки стоят одиноко на голом месте – это, наверное, загоны для овец или сараи для сена. Каждая речушка и холм имеют свое название, а система этих долин и холмов и образует эти самые знаменитые ДЕЙЛЫ.

 

И наконец – самая поразительная и характерная примета пейзажа – бесконечные ленты каменных невысоких стенок-изгородей, расчерчивающие склоны холмов на отдельные фермерские владения. То, что они сделаны из местного камня – это не удивительно (крестьяне расчищали таким образом каменистые склоны под пастбища и небольшие поля), поражает то, сколько их! Что их возраст - более 300-400 лет и что они сложены без каких-бы то ни было скрепляющих растворов, даже без глины – просто «всухую»! И идут эти каменные стенки не только горизонтально по склону (как мы делаем подпорные стенки для формирования террас), а и вверх по склону!

 

Я никак не могла понять, как же держаться эти сооружения – Миша предположил, что камни складываются под разным углом, в зависимости от «вертикальности» или «горизонтальности» стены, но мне все равно это кажется невероятным! И как они держаться столько веков? Ветры и климат тут очень суровые, это чувствуется даже летом, а мороз, снега и сугробы случаются не хуже наших! А весенние ручьи и разливы рек?

 

Ну вот, еще одна «заноза» для Михаила – требуется подробное изучение инженерного гения местных каменщиков – эх, времени маловато!! Впоследствии мы увидели, что эти каменные ленты все же немного реставрируют вдоль дорог, подправляют, так сказать – но опять «всухую». Это немного утешило, но все же огромные протяженности старинных каменных стенок так и стоят себе веками явно безо всякой реставрации…

 

Я смотрю на эти крутые склоны и вспоминаю один рассказ Хэрриота, в котором идет речь о том, как ему зимой, при бушующем ветре (можно себе представить!) пришлось взбираться по обледенелому склону вверх к каменному сараю на вершине холма, где находились больные овцы.

У него был старенький, раздолбанный автомобильчик и он придумал взбираться на склон задним ходом, иначе он вообще бы не смог развернуться обратно …

 

Дааа… Мы едем дальше по долине речушки Ковер и понимаем, как тут устроена местная жизнь. Склоны, склоны, небольшие поля, овцы пасутся, кое-где каменные сарайчики и никого народу. Потом – дорога вбегает в некий «сгусток» - деревушка, хутор? словом цивилизация. Несколько каменных фермерских домиков (иногда даже два-три всего), каменная церковь и местный паб (про пабы – отдельная песня).

Дорога бежит дальше по безлюдью и опять деревушка. Иногда ферма вообще стоит отдельно – видно, что ею владеет один хозяин. Я все время ловлю себя на мысли, что эти картины мне знакомы, я их уже видела в иллюстрациях к книгам старины Хэри и узнаю описанные им места! Это такое чудо! Как и в Тирске, только еще лучше!!!

 

Я совсем уже не горюю об опоздании в музей, это в тысячу раз лучше музея – природа сохранилась….

 

У Люси щеки раскраснелись, горят глаза – она наконец-то в своей стихии – горы, рельеф, обнажения пород, смотрите, какие выходы породы великолепные!...

Да, Люсенька, да.., а вот какая роскошная лиана обняла серый каменный дом! Что это? Глициния? Эх проехали мимо, не успела рассмотреть…

Мчимся дальше…

Промелькнули названия Карлтон, Бредли…

Мы все ж-таки проголодались и решили найти местный паб для передышки и поддержания наших организмов.

Не только свежий воздух, но и обилие впечатлений и эмоций развиают аппетит! Никаких «кафе» для туристов тут нет, только пабы для серьезных местных жителей. Надо сказать, что и туристов-то никаких нет (кроме нас).

 

Здесь люди живут и работают, все по-настоящему. И вообще, совершенно непонятно, как большой туристический автобус может протиснуться по этим дорогам! Тут и наш-то «Пежо» смотрится чересчур роскошно, местные автомобильчики поменьше и попроще, так мне показалось, впрочем я в этом совсем не разбираюсь…

 

Останавливаемся в очередной деревушке, около местной церкви. В августе ее украшает роскошный куст «сирени» - это буддлея, высотой метра три, не меньше! свесила свои элегантные соцветия над каменной оградой. Ей вторит фуксия, такой пушистый милый куст, весь увешанный изящными, бело-кремовыми фонариками-сосульками. Неприхотливые и надежные (для здешнего климата) декорации строгих каменных йоркширкских построек.

 

Но Паб тут еще закрыт – слишком рано! (А я вообще уже потеряла счет времени, оказывается нет еще 6 часов (pm, разумеется). Народу местного – никого! Все «в поле», наверное…

 

Зато видим совершеннейшее нечто – дерево со стволом толщиной чуть не с полметра распласталось по фасаду дома, на манер лианы. Заглядывает листьями и ветками в квадратные окошки на каменной стене.

Батюшки-светы! Да это же …груша! Вон и плоды уже висят. А как же ветры- холода? Стена-то, правда южная… Садимся в автомобиль – едем дальше – не этот, так другой паб найдем!

Вера уж знает про эти пабы все, она уверяет, что голодными мы не останемся, мы ей дружно Верим. Делаем следующую остановку в деревне побольше.

 

Это – Хозерхаус (Horcehause). Тут уже есть что-то вроде центральной площади, рядом с которой стоит довольно большой каменный храм, похожий на старинное аббатство, а недалеко от него паб под названием «Thwaite Arms». Пища духовная и пища телесная так сказать, в своем единстве и противоположности рядом, для удобства местных жителей.

Тут уже начинает проявляться некоторое оживление – один представитель местного общества, высокий, сурового вида йоркширец молча разглядывает нашу пеструю компанию, стоя около ворот своего дома.

В тишине деревенского безлюдья наши громкие ахи-охи на незнакомом языке явно кажутся ему неуместными, но он виду не подает. Однако, весьма любезно отвечает на вопрос Веры, заданный с должной вежливостью на чистейшем английском языке, что да, паб еще пока закрыт и откроется только через час- полтора. О

пять неудача! Ждать столько времени мы не можем, и Люся с Верой начинают совещаться, сверяясь по карте Мэгги, где мы находимся (о, карты! Это Люсина стихия!) и куда нам направиться дальше.

 

А тем временем навостренный глаз нашего папы ухватывает в палисадничке йоркширца явно вещицу неплохую и занятную – по всему похоже на машину для отжимания белья – с деревянным валиком и ручкой-колесом, как у швейной машинки. Папа,  не долго думая, вступает в переговоры с хозяином отжималки, на предмет посмотреть-пощупать ценный экспонат, чем того, видимо, весьма удивляет. Машинка стоит тут явно давно, подзаросла травой и плющом - бывает ведь, что никак руки не доходят выбросить рухлядь, а вот поди ж ты! люди заинтересовались…

 

Пока Миша беседует с местным собирателем антиквариата, я любуюсь в его палисаднике прекрасным цветущим розовым кустом (наконец-то розу в Англии увидела!). Очень красивы яркие красные простые цветки на фоне серой каменной стены дома...

 

Миша меня тоже зовет полюбоваться на прекрасный стирально-сушильный агрегат прошлого века, и его хозяин, заметно приободрившись от такого внимания, снова повторяет, что его мать в течении 50 лет исправна отжимала белье на этой штуковине. Тут уж беседа стала настолько доверительной, что наш собеседник отваживается спросить сам, откуда мы приехали и услышав слово «Россия», начинает энергично кивать и говорит о том, что он бывал в Иркутске «Сибирь, о!» и даже вроде там работал.

 

Девчонки, видя, что мы опять «застряли», осторожно пытаются закруглить интересный разговор, а наш собеседник напоследок дает нам ценный совет – отправиться в «столицу» здешних мест – городок Кэтлевелл (Kettlewell), там работают несколько открытых пабов, где можно поужинать (куда собственно и он собирается отправиться чуть погодя) и где сегодня, кроме того, завершается любопытное местное мероприятие под названием «Фестиваль чучел» (Scarecrow Festival).

 

Пока еще светло, вы успеете посмотеть, тут недалеко. И он объясняет нам дорогу. Очень удачно получилось! Сейчас бы петляли до темноты по этим крутым дорогам, а вот поди ж ты – историческая любознательность нашего папы в итоге придала такой удачный поворот нашей экскурсии!

Едем на «Скаррекроу»! Мягкие тени сгущаются над холмами, вечерняя дымка начинает приглушать солнечный свет и мы решаем сделать последнюю остановку около симпатичного мостика через речку - сделать фотографии, пока совсем не стемнело. В то время, когда мы с Мишей прыгаем по камням, пытаясь выбраться на середину речушки для выбора самого выгодного ракурса. (Миша, в-о-он на тот камень заберись! Нет-нет, чуть правее…)

 

Погоди, я чуть фотоаппарат не утопила… Все Снимай!

Слушай, отсюда мостик, как игрушка!) - около нашей машины останавливается еще одна, из нее выходит человек и наши барышни завязывают с ним оживленный разговор.

Оказывается, это давешний наш знакомец отправился-таки в Кетлевелл в паб, заметил нас и остановился, что бы все-таки показать нам дорогу.

Дейлы здесь начинают разветвляться и можно запросто сбиться с пути. Спасибо доброму местному жителю и его замечательной машинке для отжимания белья!

 

Дальнейшая дорога не вызывает никаких затруднений - мы едем точно вслед за нашим провожатым. Едем быстро (даже слишком быстро, на мой вкус), периодически душа уходит в пятки и возникает ощущение невесомости – дорога то круто идет вверх, то ныряет вниз со склона.

 

Да, мистер Хэрриот, как же вы тут ездили по обледенелой дороге, пятьдесят лет назад, особенно ночью? Наконец мы въезжаем в деревню Кетлевелл.

 

Фотографии в Йоркширкских Дейлах

 

 

http://fotki.yandex.ru/users/nad-ignatyeva2010/album/145442/

 

 


Печать данной главы

Печать статьи целиком

нет комментариев
Добавить комментарий :
Ж
Уважаемые пользователи, использующие браузер firefox.
При вставке в текстовое поле используйте комбинацию клавиш ctrl + v.
Внимание! Фото, не упомянутые в вашем сообщении, не сохранятся в альбоме
Поиск по ключевому слову или словосочетанию:

   

  Введите ключевое слово или словосочетание русскими или латинскими буквами