Warning: array_merge() [function.array-merge]: Argument #2 is not an array in /var/www/admin/data/php_templates/articles.php on line 70
Ботаническая история :: РФК
«Знаете ли вы что?»
Знаете ли вы, что чтобы дать ссылку в своём посте
на чьё-то сообщение в разделе "Общение",
достаточно кликнуть на его номер.

15. ГЛАВА XIV В гостях

В ГОСТЯХ

 

 

Лето, 1905 г. Можайский уезд, Московской губернии, село N

 

 

Поездом от Петербурга до Москвы, на автомобиле от Москвы до Можайска, а затем в коляске до конечной точки путешествия. Два потраченных на дорогу дня были, в общем удачны, если бы не жара, да пыль.  Поэтому, достигнув цели, путешественники  с наслаждением обосновались в прохладном доме Софьи Павловны. Хозяйка умчалась за чем-то в соседнюю деревню, оставив гостей на попечение своего  молчаливого помощника - деда Нилыча. Пока тот ставил самовар, гости осматривали дом.  Первым делом познакомились с еще одним жильцом - кривоногий рыжий бульдог неотступно сопровождал гостей по дому, смешно хрюкая и роняя слюни.

 

Странный дом был у Софьи Павловны. Бывший его хозяин, старик - астроном слыл в народе сумасшедшим, отличался своенравием и причудами. Дом стоял на краю леса и представлял из себя небольшую каменную постройку в два этажа с полукруглыми арочными окнами и запутанной внутренней планировкой. К левому крылу дома была пристроена деревянная башенка. Крутая скрипучая лестница  вела на площадку с навесом, а там, на трех ногах стоял большой телескоп. Софья с трудом, но все же отстояла его у наследников старика.  

 

Сад был не менее странным. Забравшись на башню и глянув вниз можно было увидеть, что он спланирован в виде дерева - от дома шла центральная аллея - «ствол», который расходился на «ветви» - тропинки, заводящие в отдельные зеленые пространства - садовые «комнаты».  При входе в каждую такую комнату стояла изящная арка, служившая, очевидно, условной «дверью». 

Иннокентий и Глафира, увидев эту картину с высоты башни, не сговариваясь, побежали вниз, чтобы рассмотреть сад получше.

 

А там уже бродила Саша в сопровождении чумазого мальчишки, который с видом хозяина важно что-то показывал девочке.  И взрослые присоединились к экскурсии.

 

 

Деревянные арки перед комнатами оказались резными, на одной из них Глафира прочла: «Сонъ - трава».  За этой условной «дверью» гости увидели холм, заросший земляникой, небольшими кустиками волчника, каких - то еще травок и кустов. Росла пара тонких рябин. Совсем простой уголок.  Для полной идиллии не хватало только жаворонка в небе. Тем не менее, и такая простота привлекала.

 

- А где же Сон? - спросила Саша.

 

- Спит. Мы любуемся им в начале весны. Приезжайте в конце марта. Это место покрывается синим ковром сон-травы.  А еще волчник цветет в это время.  Красиво. - отвечал мальчишка.

 

 Резьба на следующей арке гласила: «Плакунъ-трава». Тут композиция тоже не отличалась изысканностью: по центру цвела пышная куртина дербенника, в ногах у нее сплетены были в косы длинные желтеющие листья нарциссов, по бокам подрастали флоксы и «плакали» две, небольшого роста, симметричные извилистые ивы.  

        Ив вообще было много, и в целом сад можно было бы назвать садом ив. Они росли повсюду,  имитируя «стены» садовых комнат, и были не очень заметны, кроме таких вот интересных экземпляров, включенных в композиции. 

 

- Между прочим, без плакуна нельзя отправляться на поиски клада ни за что, - доверительно сообщил мальчик.

 

- Да? ой, а можно мне  веточку? - и Саша не дожидаясь ответа побежала к кусту дербенника. 

 

Дальше  тропинка спускалась пониже, попадала в тень леса.  

 

 

«Разрывъ - трава»  делила жилище с папоротниками, лесными анемонами и таволгой.  Комната была круглой, стены из ивовых прутьев смыкались куполом в центре. По ним кое-где вился хмель.

 

- …а без разрыв - травы, вы не сможете его открыть!

 

- Кого?

 

- Да клад же! - мальчик смотрел на Сашу с недоумением, мол, такая дылда, а не понимает простых вещей. Надо сказать, для своих пяти лет Саша была довольно высокой девочкой.

 

-  Недотрога!  Разрыв - травой называют недотрогу! Саша, не трогай! - Иннокентий попытался остановить девочку, собравшуюся было пополнить свой букет.

 

- Действительно, Саша, не превращай Сонин сад в гербарий! - добавила Глафира.

 

 

«Царь - травой» оказался аконит. Этот красивый и страшный цветок Иннокентий знал хорошо.  Не раз среди заказов доктора были корни аконита.

 

 

Единственной комнатой в саду не имевшей в названии приставки «трава», была  «Соломонова печать». Тут было прохладно, тихо, и  как - то волшебно.

Соломонова печать уже отцвела. Это была купена. Но даже и без цветов она была грациозна, благородна и самодостаточна. Рядом с ней набирали силу функии, цвели лилии, василистники и астильбы.  Тихо шелестели узкие листья ив, напоминая Иннокентию шепот знакомой и далекой бамбуковой рощи…

Словно рама окружали картинку крупные шоколадные листья неизвестного Иннокентию растения. 

 

- А это как называется?  - спросил Ино мальчика.

 

- Ой, я вот всегда забываю, какой-то Бузулук…

 

 

Конец одной из тропинок упирался в комнату у самого леса. Замшелая надпись была едва читаемой: «Одолень - трава».

Тут был водоем, а в нем, естественно, росли кубышки и кувшинки. А вдоль берега  ирисы, телорез и прочие влаголюбивые растения.

 

- А кто из них, собственно, одолень? - кивнула Глафира на водоем, - кубышка или нимфея?

 

- Вот уж не знаю. Да и никто уже, наверное, не знает. В разных книгах по - разному пишут, - сообщил Иннокентий.

 

- Я знаю! - звонкий мальчик был тут как тут, - надо на всякий случай брать с собой обоих,  когда идешь одолевать кого-нибудь.

 

- Точно! Ты позволишь мне сорвать по листику от каждого растения? - спросила Саша.

 

Мальчишка  разрешил. А экскурсия закончилась вылавливанием Саши из водоема, в который она не упустила случая свалиться.

 

Тут возвратилась хозяйка с полной корзиной разной снеди и женщины принялись накрывать на стол прямо в саду, у дома, среди яблонь и груш.

 

Пришло время рассказать немного о хозяйке.

Софья Павловна была умной, образованной и необычайно красивой женщиной средних лет с трагическим прошлым, о котором не любила вспоминать.  Происхождения была знатного, однако с семьей своей связи никакой не имела, за исключением младшего брата Пети Шувалова, служившего в Англии по дипломатической части. Петр любил сестру, был с ней духовно близок, часто писал ей нежные письма, посылал посылки с английским чаем и табаком для Нилыча.  А в редкие приезды дарил нелепые подарки.

Последним таким подарком был рыжий щенок английского бульдога, которого Софья назвала Модестом за сходство морды с физиономией учителя гимназии из далекого, общего их с братом детства. Старый Нилыч, слуга Софьи был глуховат, и, не расслышав клички, обозвал пса Мордастом.  А потом и сама Софья в шутку стала звать его Мордаст Петрович. А за ней и все многочисленные дети из окрестных деревень, вечно толкущиеся у дома. Надо сказать, имя собаке шло. 

Дети эти слетались в Софьин сад,  как мухи на варенье. Особенно во время созревания ягод, яблок, слив и груш, коих у хозяйки всегда имелось в достатке. А тут еще и собака завелась! Да еще такая чудная! И они звали его тоже исключительно по имени - отчеству: Мордаст Петрович. Пса, конечно, избаловали, и единственным, кто наводил на него страх и трепет, был старый кот Барбарис, - истинный хозяин дома, доставшийся еще котенком в довесок от астронома.

 

Софья увлекалась медициной и другими сопутствующими ей науками. Выписывала множество всяких «Вестников», ездила в Москву за книжками и даже посещала публичные лекции в университете.  Знала практически все о травах.  Лечила  местных крестьян и знакомых городских.  Соседи посылали к ней детей то за одним, то за другим, а потом дети сами стали пропадать у нее. Она терпеливо сносила шум и беспорядок в  саду, учила их распознавать и использовать растения, некоторых учила и азбуке. Они помогали ей заготавливать травы, сушить их и даже варить снадобья. Такие спонтанные занятия всегда проходили в саду, в лесу или в поле, и приносили, наверное, больше пользы, чем казенная школа.

 

Был в одной из соседних деревень паренек - дурачок. Оставшись сиротой лет в 15, он жил подаянием  сердобольных женщин. От частых побоев отца - пьяницы, от вечного голода и холода был парень слегка не в себе. Пытались было деревенские пристроить его на общественные работы, да толку от него не было вовсе. Пастухом пробыл два дня - растерял все стадо. В столярке местной все инструменты переломал, да пальцы изранил. И кузнец его  выгнал. На том дело и кончилось.

Однажды увидела его Софья в поле. Сидел парень и в руках землю мял, городил что-то из свежевспаханной земли. Посмотрела женщина на него, да и взяла с собой. Накормила-напоила, а потом дала лопату и велела огород вскопать и канавку небольшую у дома вырыть. И как-то ловко, да быстро парень управился. Оказался на редкость проворным по земляным работам.  Вот и пригодился дурачок. Стали его на земляные работы нанимать. Повеселел, поправился, жизнь наладилась.

 

Вот такой была Софья. Это если по делам смотреть. А так, характер был у нее, не приведи Господь! И ругалась и судилась, бывало. Однако ж, случись что, все кто знал Софью Павловну Шувалову, вставали за нее горой.   

 

Иннокентий, попав к ней, почувствовал себя ребенком. Ночи напролет в телескоп глядел и наговориться с ней не мог. И вместо одной недели, пробыли гости побольше двух.

 

Накануне отъезда, вечером пили чай в саду. Ино достал небольшой сверток. Положил на стол, развернул платок и все увидели маленького блестящего скорпиона. Глафира так и ахнула. В свете керосиновой лампы блестели два маленьких изумрудных глаза.

Иннокентий нажал пальцем на брюхо и спинка скорпиона откинулась, открыв небольшое углубление в котором виднелись несколько черных семян.

 

- Похоже на семена гигантского лука, - Софья склонилась над скорпионом.

 

- Соня, прорасти мне их. Сам не смогу. Глафира загубит. Или засушит или зальет, забудет в общем, - Ино улыбнулся Глафире, а та нахмурилась.

 

- Что ж, попробуем. А что это?

 

- Блуждающее око. Может быть…

 

 

 

 

КОММЕНТАРИИ

 

 

Список возможных комнат в саду у Софьи:

 

1. Сон - трава  = прострел луговой = Pulsatilla pratensis L.

 

2. Плакун - трава  =  дербенник иволистный = Lythrum salicaria

 

3. Разрыв - трава = недотрога обыкновенная = Impatiens noli-tangere L.

 

4. Тирличь - трава = горечавка  =  Gentiana amarella All.

 

5. Царь-трава = аконит клобучковый =  Aconitum napellus

 

6. Соломонова печать = купена лекарственная = Poligonatum officinale All.

 

7. Одолень - трава = кувшинка белая  = Nymphea alba L.

 

а также:

 

Визь - трава = окопник лекарственный = Symphitum officinalis L.

 

Драгун - трава = полынь эстрагон = Artemisia dracuncus L.

 

Аверьян - трава = валериана лекарственная = Valeriana officinalis auct.

 

Приворот - трава = манжетка обыкновенная = Alchemilla vulgaris L.

 

Бор-трава = вереск обыкновенный = Calluna vulgaris Salisb.

 

Камчуг - трава = фиалка трехцветная = Viola tricolor L.

 

Дым - трава = дымянка обыкновенная = Fumária officinális

 

Змей - трава = калужница болотная = Caltha palustris

 

Воробей - трава = вербейник обыкновенный = Lysimachia vulgaris

 

Примет - трава = крестовник обыкновенный = Senecio vulgaris L.

 

Деревей - трава = порез-трава = тысячелистник обыкновенный = Achillea millefolium

 

Кихавец - трава = тысячелистник птармика = Achillea ptarmica

 

Брань-трава = синюха обыкновенная = Polemonium coeruleum L.

 

Меч-трава - папоротники

     

и т.д. и т.п. почти до бесконечности )).


Печать данной главы

Печать статьи целиком

нет комментариев
Добавить комментарий :
Ж
Уважаемые пользователи, использующие браузер firefox.
При вставке в текстовое поле используйте комбинацию клавиш ctrl + v.
Внимание! Фото, не упомянутые в вашем сообщении, не сохранятся в альбоме
Поиск по ключевому слову или словосочетанию:

   

  Введите ключевое слово или словосочетание русскими или латинскими буквами