Warning: array_merge() [function.array-merge]: Argument #2 is not an array in /var/www/admin/data/php_templates/articles.php on line 70
Ботаническая история :: РФК
«Знаете ли вы что?»
Знаете ли вы, что чтобы дать ссылку в своём посте
на чьё-то сообщение в разделе "Общение",
достаточно кликнуть на его номер.

13. ГЛАВА XII Глафирин сад

 

ГЛАФИРИН  САД

 

 

15 мая 1905 года. Дача под Санкт-Петербургом.

 

 

- Давай, Степан, не зевай. Воды нам, воды!

 

- Дуняшка, что стоишь, ворон считаешь, вези навозу! Сюда!

 

- Василиса! возьми Сашу из ямы!

 

- Степан! оставь ты воду, лопаты давай!

 

Все это вы могли бы услышать утром 15 мая 1905 года, если бы проходили в это время мимо дачи певицы Тумановой, что в двадцати верстах от столицы.

 

Суета стояла невероятная. Заводила всех Глафира. С маленькой лопатой в руке она носилась по саду и говорила без остановки. Деловито распоряжалась, тут же меняла приказы на противоположные, что, впрочем, делу не мешало. Все равно за ней никто не успевал. К тому же все необходимое было сделано накануне. Степан выкопал более десяти ям, натаскал навозу и песку. Вдоль стены выстроились все имеющиеся в доме емкости, наполненные водой, включая большой новый самовар.     

 

На этот день была назначена посадка ботанических диковин, привезенных Иннокентием из дальневосточной экспедиции. Два больших деревянных ящика, переживших долгое путешествие были уже распотрошены. Пакетики с семенами, пять горшков с маленькими саженцами. Большинство растений не выдержали утомительной дороги и были частично выброшены, частично засушены для гербария.  

 

- Это что?

 

- Пион. Древовидный, японский, правда нашел его в Китае. Он растет как куст. Видишь эти побеги? Они не отмирают на зиму. Он цветет большими шелковыми цветами. Нежно-розовый. Тебе понравится.

 

- Отлично. Назовем его "Японец". Куда его?

 

- Сюда, под сирень. Если зацветут одновременно - будет настоящая феерия.

 

А это, смотри… нет, не елочка, это пихта. Не знаю, что за вид. Она родом из южных корейских гор. В том монастыре, где я жил, была из них молодая изгородь. Маленькие, метра полтора всего, а уже с шишками. Причем, шишки фиолетовые и растут вверх. Тебе понравится. Я и взял для тебя. Жаль, что выжила только одна.

 

- Ой, она совсем не колючая! Куда её?

 

- Надо подумать.

 

-  А это.. это лиана какая-то…Дитя удава?

 

- Да. Та  аристолохия на рисунке - его родитель. Этот прутик, если приживется, тоже со временем станет удавом. Ему нужна опора. Я выкопал семь штук, но они столько времени маялись в ужасных условиях. Но один, кажется жив.

 

Иннокентий с Глафирой перемещались  то туда, то обратно, подбирая подходящие места растениям.

 

 Няня Василиса то и дело вылавливала маленькую Сашу из выкопанных ям и бочек с водой. Девочка бегала по саду, радуясь всеобщей суете, и пыталась поймать за хвост Фауста. А Фауст норовил отметить каждый вертикально поставленный саженец, за что все разом принимались кричать на него и гнать прочь.    

 

- Что за куст… Это кто?

 

- Калина. Но не обычная. Тебе понравится.  Цветы у нее словно из воска, розовые и ароматные. Калина Карльса.

 

- Как, как? …Я буду звать её Карла.

 

- А вот смотри, это сирень. Я определил ее как reflexa. То есть гибкая, или пониклая, или даже упавшая. Возможно, я ошибаюсь, но соцветия у нее действительно грустно смотрят вниз. Она растет по опушкам горных лесов.

 

- Цвет?


- Розовый.

 

- А что у нас есть не розовое?

 

- Вот, лилия даурская, а эта, кажется Брауна. Белая. На моих глазах ее луковицами Ли вылечила лихорадку у одного нашего солдата. Ах, да - вот касатик, он голубой. Здесь еще красодневы. Знаешь, весной в Корее в горах, целые долины покрываются цветущими красодневами. Необыкновенное зрелище, словно поля золота. Ли так и называла их Fields of gold.  

 

- Это все цветы.

 

- Вот желтый курильский чай. Простенький кустик, но симпатичный. Ах, да, вот роза. Мультифлора, что значит многоцветковая. Этот черенок Ли укоренила для тебя… Белые, простые цветки, как бабочки. С золотой серединкой и едва уловимым терпким ароматом. Знаешь, говорят, любое растение на земле, какое ни возьми, что-нибудь, да лечит. Вот эта роза, может быть, она лечит душу…

 

- Что ж, посмотрим на неё.  Пусть сначала зацветет. А есть какое-нибудь дерево, чтобы цвело сине-голубым?

 

- Я видел одну лиану в Китае, с большими сине-фиолетовыми соцветиями, словно виноградные кисти. Цветет так обильно, что кажется покрывалом. Вистерия. Она выглядит вот так:

 

Цветы лиловой дымкой обвивают

Ствол дерева, достигшего небес,

Они особо хороши весною -

И дерево украсило весь лес.

Листва скрывает птиц поющих стаю,

И ароматный легкий ветерок

Красавицу внезапно остановит,

Хотя б на миг - на самый краткий срок.

 


 - … отчего ж не привез её?

 

- Кого?

 

- Вистерию… и красавицу…

 

- Невозможно привезти все. Это-то чудом дожило.

 

- Да, но я только сейчас поняла, что мне просто необходимо дерево, цветущее сине-голубым. Можно с серебристым отливом. Ну, на худой конец кустарник. Но все же лучше дерево. Хочу синее дерево. Найдешь мне такое?

 

- Даже не знаю, что ответить. У нас не тропики, и синий цвет он вообще такой… такой… Нет, даже в Азии, даже в садах Европы и Востока не видел я деревьев с синими цветами. Однако, наука идет вперед, выведут когда-нибудь.

 

- Когда-нибудь - это не интересно. А вот сейчас бы!

 

- Тогда можно посадить, например, каштан, взять синие краски… представляешь как красиво будет!

 

- Да-а, - мечтательно пропела Глафира, - «…и синие свечи каштана,  тоскливо мерцали в ночи...»

 

- А еще вам потребуется огромный зонт, такой, как на ярмарке, - раздался звонкий голос Саши, - не то все ваши краски смоет дождем!

 

Девочка еще не выговаривала букву «р», но уже отличалась находчивостью и большим словарным запасом. 

 

Когда дело дошло до луковиц, решили поручить их Сашеньке и Дуне. Иннокентий провел подробную инструкцию и новоиспеченные садовницы увлеклись посадкой на добрые два часа.  

К вечеру всем нашли подходящие места, все посадили, полили хорошенько. Уставшие и довольные сели пить чай. 

   

 

 

ПИСЬМО

 

 

 

Любезная Софья Павловна!

 

Не могу удержаться, чтобы не рассказать тебе в очередной раз о твоей крестнице. Возможно, это говорит моё материнское самолюбие, ну что ж, пусть, но тебе должно быть интересно.

 

Вчера сажали Инокентьевы диковины. Устали все. Саше с Дуней досталось сажать луковицы. Говорят, по правилам надо сажать их осенью, но ведь он их привез сейчас, не выбрасывать же?

Так вот. Саша внимательно слушала Ино. А тот так вошел в роль учителя ботаники, что даже рисовал им на песке схемы посадки - линии одна над другой, как бы слои земли на разной глубине и на них - луковички.

 

Вечером сидели в саду, выходит Саша со своим альбомом и показывает нам такую картину:

Нотный стан, только вместо нот - луковички разного размера, чем больше луковица - тем глубже, то есть ниже нота. А сбоку и цифры приписала - глубина, мол. Скрипичный ключ свила из стебля вьюнка.

 

Показывает и говорит: А давайте такими нотами разрисуем наш серый дом - он сразу станет веселее!

 

Представляешь? А Ино ответил, что, будь это его дом, он непременно бы расписал его именно такими нотами.

Ну, не чудо наша Саша, скажи? 

Просила непременно рассказать и тебе, что я и делаю. Сказала, что ты можешь помочь нам раскрасить дом. Но для этого снова должна приехать. Саша тебя часто вспоминает.

 

Ино очень изменился. Да я тебе уже писала. Вроде и смеется, а глаза грустные - грустные. Всё не может забыть свою китаянку. Сентиментальный какой-то стал.

Ах, как я его понимаю! ... 

Ну да ладно, Соня, пока все.

Напишу вскоре снова. Поплачусь тебе отдельным письмом.

 

Целуем, твои мы.   

                                                          16 мая 1905 г.

 

 

 

     

                                                                            КОММЕНТАРИЙ

 

 

Пихта корейская

 

Пихта корейская растет в южной части Кореи на высоте от 1000 метров над уровнем моря. Она отличается красивой пепельно-серой гладкой корой и особенным строением хвоинок: с верхней стороны они темно-зеленые, блестящие, снизу - серебристые с двумя белыми полосками, от этого она выглядит двухцветной.

Самое интересное в этой пихте - шишки, растущие  вверх. Перед созреванием они приобретают пурпурно-фиолетовый оттенок.  

 

На сайте  http://flower.onego.ru/conifer/abies.html   читаем:

 

«Интродуцирована в Европу в 1905 г. В Ботаническом саду БИН известна с 1939 г. Первым испытал здесь этот вид А. Г. Головач (1980). Сейчас в коллекции парка-дендрария представлена более молодыми растениями (1955 г.). Имеется также в коллекции научно-опытной станции «Отрадное».

В ГБС с 1967 г. 3 образца (11 экз.) получены из Нанси (Франция), Польша, с Дальнего Востока. Дерево, в 23 года высота до 2,9 м, диаметр ствола 4,2/9,5 см. Вегетация с 14.V ± 6. Растет медленно, ежегодный прирост 5 см. Первое пыление и плодоношение в 17 лет. Пылит с 18.V ± 3 в течение 3-4 дней. Шишки созревают в конце августа, ежегодно, но не всегда их много. Зимостойкость высокая. Всхожесть семян 30%. Черенки без обработки стимуляторами не укореняются, но каллюс образуется, правда, слабый. В озеленении Москвы отсутствует.»

 

Получается, что Иннокентий, сам того не подозревая, привез в Санкт-Петербург  новый вид пихты, официально в России не известный.

 

 

Стихотворение «Лиловая глициния»

 

Написано китайским поэтом VIII века Ли Бо.

Перевод Александра Гитовича был сделан в советские годы, и скорей всего Иннокентий либо вообще не читал стихов,  либо прочел его в переводе до нас не дошедшем. 

 


Печать данной главы

Печать статьи целиком

нет комментариев
Добавить комментарий :
Ж
Уважаемые пользователи, использующие браузер firefox.
При вставке в текстовое поле используйте комбинацию клавиш ctrl + v.
Внимание! Фото, не упомянутые в вашем сообщении, не сохранятся в альбоме
Поиск по ключевому слову или словосочетанию:

   

  Введите ключевое слово или словосочетание русскими или латинскими буквами