Warning: array_merge() [function.array-merge]: Argument #2 is not an array in /var/www/admin/data/php_templates/articles.php on line 70
Бельгия. Садовое путешествие. :: РФК
«Знаете ли вы что?»

Знаете ли вы, что вы всегда можете узнать,
кто из ваших друзей сейчас на сайте,
просто нажав "Друзья" в колонке слева
и кликнув на "Друзья онлайн" в выпадающем
окошке внизу.

Открыть список глав



1.

ПОЧЕМУ БЕЛЬГИЯ?

2.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ARBORETUM KALMTHOUT.

3.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. КЕЙКЕНХОФ И ЛЕЙДЕНСКИЙ БОТСАД.

4.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. ЗАМОК АЛДЕН БИСЕН


3. ДЕНЬ ВТОРОЙ. КЕЙКЕНХОФ И ЛЕЙДЕНСКИЙ БОТСАД.

Утром  семичасовым поездом я направилась в Голландию. Сделав пересадку в Роттердаме, я добралась до Лейдена, прямо на вокзале купила билет в Кейкенхоф и на автобусе поехала в парк. В какой-то момент я перестала смотреть в окно, решив, что наша дорога не лежит среди плантаций тюльпанов, и все восторги впереди, но душераздирающий крик дальневосточных туристов, сидевших в конце автобуса, привел меня в чувство, и я увидела это. Если честно, я не решусь сказать, что произвело на меня большее впечатление: шелковые ленты тюльпанов, сменяющие друг друга вдоль шоссе, или сам парк. И это при том, что какие-то сорта тюльпанов уже отцвели, и я застала лишь весеннюю коду.

 

Но парк, куда с самого утра начинают стекаться туристы со всего белого света, не может позволить себе пустующих клумб, поэтому, ступив за ворота, понимаешь, что "ты правильно попал", что надо немедленно доставать фотоаппарат, хотя скрюченные холодом руки не слушаются и дрожат, а лучше бы штатив оказался с собой, так как требуемая пасмурным днем выдержка и окоченевшие конечности не достигнут консенсуса однозначно. Я не буду писать про Кейкенхоф. Парк - место, где просто обязательно нужно побывать. Не обсуждается. И ещё. Прекрасно отдавая себе отчет, какой колоссальный бизнес и деньги стоят за всем этим, как бы высокопарно это ни звучало, хочу сказать, что Кейкенхоф - выдающийся гимн труду. Многолетнему, кропотливому, тяжелому, каждодневному труду поколений голландцев. Спасибо им!

 

Мешки сувениров для коллег, друзей и родственников я накупила именно в Кейкенхофе, совершенно не думая о том, что я наметила себе в тот день еще один визит. Снова оказавшись рядом с вокзалом в Лейдене, замерзшая и увешанная пакетами, я помаялась в сомненьях с минуту, потом подумала, что идти-то тут всего ничего, прямо и направо, и пошла в Ботанический сад Лейдена, Hortus Botanicus Leiden.

 

Это один из старейших ботанических садов в Европе и самый старый в Голландии. И, если на более древний Ботанический сад в Пизе я имела счастье бросить тоскливый взгляд сквозь прутья ограды (не счесть праздников и выходных в итальянском календаре!), то здесь всё работало. Кассир, сильно смахивающий на студента, перегнувшись, подхватил мои сумки, пристроил их где-то у себя под конторкой, сказал, что так мне будет удобнее, и показал, какая из дверей ведет в сад.

 

Здесь я хотела бы сделать небольшое отступление, посвященное не саду, а Лейденскому Университету. В 1575 году  Вильгельм Оранский в благодарность за отвагу, проявленную горожанами во время одного из эпизодов войны с испанцами, предложил освободить Лейден от платежей в казну или построить в городе университет. Угадайте, в пользу чего был сделан выбор? Все Оранские, между прочим, учатся только в этом университете. Трудно объяснить тот особый дух, которым насыщен воздух Лейдена. В нем нет веселой студенческой бесшабашности с налетом бунтарства и  инакомыслия. Здесь все нацелено на познание, творчество, созидание. В стенах старейшего в стране университета кипит научная жизнь, молодые головы генерируют свежие идеи, и в помине нет удушающего застоя и плесени в умах. Очень тонизирующая, позитивная атмосфера. И университетский сад, судя по всему, неплохо себя чувствует в окружении такого количества "ботаников". У сада своя, еще более долгая история. Его первый директор Каролус Клюзиус (Carolus Clusius) привез, вероятно, из Венского Императорского ботанического сада, где он  работал до этого садовником, луковицы турецких тюльпанов, которые были посажены в 1593 году и зацвели, соответственно, в 1594. Этот год и считается официальной датой начала выращивания тюльпанов в Голландии. Шутят, что именно здесь, в Лейдене, дали всходы семена тюльпаномании.

 

Собственно, в 1594 году аптекарский огород, заложенный в 1587 году для нужд студентов-медиков, изучающих лекарственные свойства трав, получил статус Ботанического сада. Аптекарскому огороду предшествовал огород при монастыре, комплекс зданий которого передали Университету. Вот такое это, покрытое благородной патиной, место. Парк отреставрирован в соответствии с планом, разработанным его первым директором. Сохранился бобовник альпийский, посаженный господином Клюзиусом в 1601 году. Цела и функционирует оранжерея XVII века.

 

...В ботанические сады так не ходят. Нужно вдумчиво, с блокнотом и ручкой, от раритета к раритету, ох-ах и т.д. Я подустала и решила, что ничего записывать не буду, поброжу и посмотрю. Открыв заветную дверь, я очутилась там, где, вероятно, и начинался сад, перед садом трав. Первое, что бросилось в глаза - огромные агавы в кадках, как бы обозначающие границу между предшественником сада и остальной территорией. Роскошный вид экземпляров, навевающих мысли о мексиканских пустынях, заметно диссонировал с ледяным ветром и низким серым небом.

 

Слева от дорожки, идущей вдоль университетских корпусов, ровными рядами, фактически на грядках, расположились  растения, сопровождающиеся подробнейшими описаниями. Но ведь на то это и Ботанический сад. Зато по правую сторону величаво возвышались Fagus sylvatica L. 'Asplenifolia' 1818 года посадки, Fagus sylvatica L.'Pendula' 1840 года. Между ними росло исполинское дерево, почти по периметру кроны огороженное веревочкой, поэтому я не смогла рассмотреть табличку под ним, но уже в Москве с помощью специалиста опознала в нем орех. Хотя следов вандализма в садах я не видела во время поездки ни разу, подступы к дереву были перекрыты из-за его потрясающего «одеяния».  Да-да, ствол весь был в лоскутном платье из  яркого трикотажа. Проект назывался «Северная шерсть», вязали наряд многочисленные рукодельницы, но  к чему это всё приурочили, осталось не ясным. Стоящий рядом бук 'Pendula' быстро переключил мое внимание. Под сенью его ажурного шатра притаились вездесущие сциллы, другие нежные весенние цветы. Накануне в Кальмтхоуте я уже видела похожий бук рядом с прудом, но там он единолично царил, а здесь пожилые великаны словно состязались в бесконечном споре «кто на свете всех...» Я  подумала, что всё-таки старые деревья - это особая каста. И опять не нашла ответа на вопрос, почему под их сенью начинаешь по-другому ощущать себя и окружающий мир, откуда это чувство покоя и защищенности, которое всегда сопровождает тебя в  парках с многолетней историей. Стоит ли говорить, что с этого места я шустро зашагала по дорожкам, выпрямив спину и вертя головой на 360 градусов.

 

Мне очень понравилось, что практически все растения сопровождают поясняющие таблички, начиная с королевской осмунды 'Purpurascens' (Osmunda regalis L.)  и заканчивая каким-нибудь щитовником-невеличкой. Если бы не таблички, я бы не узнала, что куст, представляющий собой купол идеальной формы, усыпанный розовыми колокольчиками, это рододендрон Уильямсона (Rhododendron williamsianum), другой куст с тоже розовыми, но крохотными колокольчиками, собранными в соцветия, энкиантус колокольчатый (Enkianthus campanulatus). И снова рододендроны, папоротники, камнеломки, морозники. Попалось еще одно дерево старожил, птерокария ясенелистная (Pterocarya fraxinifolia).

 

Пройдя сад насквозь, я оказалась на берегу канала, где немедленно обратила на себя внимание гуннера рукавчатая (Gunnera manicata). Цветущий вид колумбийской донны свидетельствовал о том, что она чувствует себя здесь совсем по-свойски. Дальше меня встречали пионы. Пион уклоняющийся, пион мужской, пион Вича, Млокосевича, лекарственный, древовидный. Пион Вича еще не зацвел, но выглядел уже замечательно. Пион, подписанный Paeonia officinalis ssp. bonatica, наоборот, заканчивал цветение, и было так странно видеть растения, однозначно определявшиеся как пионы, но в то же время так отличающиеся от привычных нам шикарных кустов травянистых пионов. Я подумала, что здесь они были бы и не к месту. Или всему свое время?

 

С удивлением воззрилась на то ли куст, то ли деревце с листьями, похожими на ольховые,  и цветами, напоминающими дерен. Только дерены лишь начинали цвести, а это «нечто» отцветало. Помогла непременная табличка: парротиопсис Жакмана (Parrotiopsis jacquemontiana), относящийся к гамамелисовым. Совсем не наших краев житель. Афганистан, Пакистан, Индия. Для скольких же растений важна совсем не летняя жара, а всего лишь более мягкая зима. Живем, вроде, «между», а позволить себе выращивать тот же парротиопсис не можем. Из-за араукарий я даже расстроилась. Во дворе дома, где я жила в Антверпене росло такое роскошное дерево с просто очаровательной шишкой почти на макушке, спускаясь по лестнице, я каждое утро останавливалась у окна и любовалась ею. Ну что хорошего в их климате?! Пусть первый раз за тридцать лет этой зимой фламандские земли основательно присыпало снегом, но без сильных холодов  и магнолии цвели, и сакуры не подмерзли, и рододендроны не отложили цветение до лучших времен.

 

И снова, благодаря табличке, я выяснила, что яркое нарядное растение, встречающееся повсеместно, - это аукуба японская (Aucuba japonica). На принадлежность к кизиловым указывали большие глянцевые ягоды, пытающиеся спрятаться за сияющей, словно крапленой золотом, листвой сорта 'Variegata'.

 

Наконец я оказалась у красной стены с барельефом и надписью «Мемориальный сад фон Зибольда». Какое это на меня произвело впечатление, я даже не могу описать! Вот уж правда, «что в имени тебе моем?» За стеной я обнаружила маленький японский садик, который, как я позже выяснила, сделали Makoto Nakamura и Wybe Kuitert  в конце 1980-х годов. Голландский дизайнер продолжал консультировать по поводу посадок  и ухода до 1999 года.  Здесь, в порядке отступления, я хочу посоветовать нашим «японистам» и остальным заинтересованным лицам зайти на сайт ландшафтного дизайнера Wybe Kuitert, там есть, что почитать, посмотреть, над чем подумать. Кроме того, мне показалось, он может стать хорошей подсказкой в разработке нестандартных маршрутов путешествий по Европе.

 

Филипп фон Зибольд за несколько лет жизни в Японии собрал огромную коллекцию растений. Будучи высланным из Японии по подозрению в шпионаже в пользу России, он через какое-то время осел в Лейдене вместе со значительной частью своих «сокровищ». Зная, сколько ботанических названий заканчиваются словом 'sieboldii', понятно, что мемориальный сад - лучшая дань памяти этого удивительного человека.

 

Как я уже сказала, садик небольшой по размеру состоит из, конечно, японских кленов, папоротников, бамбуков. Камни, мхи, гравийная дорожка - ничего лишнего. Стилизованная беседка просматривается насквозь, благодаря чему практически отовсюду виден бюст фон Зибольда, установленный между беседкой и стеной ограды. Доктор не всегда носил бороду и был весьма импозантным и, видимо, непростым по характеру мужчиной. Вокруг беседки высажены гортензии, которые по весне выглядят невзрачно из-за оставленных сухих соцветий, но  в то же время это является каким-то дополнительным и не лишним в саду штрихом. Я углядела там флоксы. Интересно было бы посмотреть, что за цвета выбрали дизайнеры для, в общем-то, сдержанного по цветовой гамме места.

 

На этом экскурсионная программа второго дня закончилась. Я устала даже не от многочасовой ходьбы, а от переизбытка  впечатлений. Отогревшись чаем с медом в университетском кафе, я поспешила на вокзал. В Роттердаме между поездами у меня было полчаса, которые я использовала, чтобы пройтись вдоль канала в «малоэтажной» части города. Зеркальные небоскребы с другой стороны железной дороги, возвышающиеся над плакучими ивами, на фоне ярко-голубого, наконец-то, неба казались с моей стороны чем-то нереальным.

 

Поезд из Амстердама был самым шумным и веселым  за всё мое путешествие, тем не менее, я, едва устроившись в вагоне в мягком кресле, уснула. Словно старый бук, впустив  в шатер своих свисающих до земли ветвей, отгородил меня от остального мира. «Мирный сон и безмятежный даруй мне...»


Печать данной главы

Печать статьи целиком

нет комментариев
Добавить комментарий :
Ж
Уважаемые пользователи, использующие браузер firefox.
При вставке в текстовое поле используйте комбинацию клавиш ctrl + v.
Внимание! Фото, не упомянутые в вашем сообщении, не сохранятся в альбоме
Поиск по ключевому слову или словосочетанию:

   

  Введите ключевое слово или словосочетание русскими или латинскими буквами