«Знаете ли вы что?»

Знаете ли вы, что вы всегда можете узнать,
кто из ваших друзей сейчас на сайте,
просто нажав "Друзья" в колонке слева
и кликнув на "Друзья онлайн" в выпадающем
окошке внизу.
   По    

Сад Елены и Александра Ребрик (Москва)

Friderica , Москва
06.09.2012 19:20

 

Друзья, сегодня мы с вами заглянем в сад к очень интересным, талантливым людям. Слово ландшафтному архитектору Александру Сапелину:

 

Елену и Александра Ребрик многие садоводы давно знают. Это люди со своим, интересным и порой отличающимся от других, взглядом на сады, которым они не раз делились на страницах журналов «Вестник цветовода» и «Вестник Садовода». Сегодня мы предоставляем такую возможность. Романтический, тенистый и прохладный, по настоящему аристократический сад, расположенный на крутом берегу реки Москвы – вашему вниманию.

 

                                     *   *   *

                                                              Елена Ребрик

 

                                     Часть 1.

 

                               Белая идиллия

 

Причин, по которым мы оказались к идее белого сада «мечтой неподвижно прикованы» — несколько. Во-первых, новый дом на новом участке построен из тёмно-коричневого кирпича, а цоколь, обрамление оконных и дверных проёмов, оконные рамы белесые. Во-вторых, прежний сад, начинавшийся с огорода капустного, постепенно оброс таким количеством самых разных цветов и кустарников, что приобрёл довольно пёстрый, хотя и очень жизнерадостный вид. Захотелось создать некую противоположность царящей там пестроте, сад не просто монохромный, а белый. В-третьих, новый участок, или «ближняя дача», обживался разными людьми не одну сотню лет. Естественно, за это время здесь выросли мощные сосны, липы, вязы, накрыв землю тенью, под липами совсем плотной, под соснами — более щадящей. А растения с белыми цветками, как известно, наиболее приспособлены к жизни в тени, ведь цвет — только там, где свет. Символисты, например, даже считали, что свет для белых цветов губителен.

И наконец, белый сад фантастичен при свете луны. В доме мы теперь живём постоянно, и появилась возможность рассматривать «пучки вечереющих роз», видеть, как белый цвет, до того как ночь смоет последние краски, светится и мерцает в сумерках каждый вечер, настырно «выводя ультрафиолетовый и ультракрасный свет из невидимого спектра в видимый». А так как в нашей семье есть один «жаворонок», то и ему позволено в рассеянном свете прохладного туманного утра наблюдать, как «красив расцвет лилейно-белых чар» (К. Бальмонт), разлитый на белых цветах.

Однако белый цвет не так прост. Например, предметы домашнего обихода в белых тонах, по мнению японского профессора, автора книги «Гармония цвета» Хидеяки Чидзиива, могут выглядеть и как китайский костяной фарфор, и как дешёвые бумажные тарелки. Белый же сад, полагаю, может получиться скучным, стерильным, подобно больничной палате, но трудно сделать его безвкусным с точки зрения цветовых сочетаний. Хотя не хотелось бы, чтобы о нас можно было сказать словами певца белого цвета А. Блока (чьими цитатами я злоупотребляю в тексте): «Они скучали, и не жили, и мяли белые цветы».

Перечень кустарников и многолетников с белыми цветками, которыми согласилась «дальняя дача» поделиться с «ближней», перевалил за сотню. Но, несмотря на это, появился не менее длинный список новых приобретений. При этом участок в 12 соток, как вы понимаете, не резиновый. Кстати, небольшие размеры участка послужили ещё одним доводом в пользу белого цвета, который, как, впрочем, и другие светлые тона, обладает свойством зрительно расширять пространство.

Ставку решили сделать на кустарники. Когда приходит в сад весна, первыми начинают расти, блаженствовать, цвести багульники, эрики, спиреи, рододендроны; затем зацветают чубушники, сирени, дейции, стефанандры, древовидные пионы; и наконец — аралии, рябинник рябинолистный, верески. А розы, лапчатки, миниатюрная спирея японская ‘Albiflora не унимаются весь сезон. Посадили белую акацию и надеемся вскоре увидеть её «грозди душистые». Подобрать кустарники с белыми цветками, да к тому же и продолжительно цветущие, оказалось делом не хитрым. Конечно, захотелось, чтобы и в наш сад «ворвалась серебряная ива седым великолепием ветвей» (А. Ахматова). Их явилось сразу несколько: ‘Снежный Шар’, ‘Шатёр 2’, ‘Шверина улучшенная’, ‘Памяти Бажова’, ‘Маяк’. Пока всем нашлось место, то-то будет через 2—3 года, ведь растут они быстро. 

Осенью белизны саду добавляют белые плоды: ватные снежноягодника и алебастровые рябины Кёне, глянцевые продолговатые на длинных, к сожалению, ярко-вишневых черешках, ягоды воронца. Роскошными жемчугами рассыпаются редкие ягоды по веточкам пахизандры. Конечно, этого мало, листаем каталоги. С ягодами вообще сложно, и не потому, что мало белых, а потому, что много красных.

Надеемся, что в ближайшем будущем открывать сезон будет ароматная, так называемая белая форзиция (Abeliophyllym distichum). Сад украсят «ершистые» цветки фотержиллы (Fothergilla). Ко двору придётся теневыносливая маакия амурская (Maackia amurensis) с роскошными перистыми тёмно-зелёными листьями и соперник гортензии древовидной, не оценённый пока трёхкрыльник Регеля (Tripterygium regelii). Обязательно посадим волчеягодник смертельный (Daphne mezereum) Bowles Variety с белыми крупными цветками и такой же ароматный боярышник Snowbird с махровыми. Осенью они «заземлят» идиллическую картину красными плодами. А вот сорт Mariesii’ калины складчатой (Viburnum plicatum) если и даст ягоды, то столь малочисленные, что в «листве сырой и ржавой» их не каждый заметит.

Перечислять многолетники, которые могут поучаствовать в создании белого сада, думаю, особого смысла не имеет. Им несть числа! Назову только самые значимые «кирпичики», из которых мы его уже строили и продолжаем строить. Конечно, много луковичных. Благословенной ранней весной — подснежники, белоцветники, иридодиктиумы, позже — хохлатки (ну, почти белые), нарциссы, пушкинии, птицемлечники, рябчики шахматные и мускари кистевидные, и в пике «утра года», уже переходящего в день, — луки, гиацинты и тюльпаны. Тюльпаны и ещё раз тюльпаны — простые и махровые, ранние и поздние, белоснежные и с некоторыми, допустимыми, на мой взгляд, в белом саду, оттенками. Одним словом, населили сад многочисленными alba, album,albus. Есть луковичные и летнего «разлива» — камассии, лилии

Среди травянистых многолетников, учитывая условия в саду, преимущество по праву принадлежит астильбам и хостам. Их много, и они разные, но «о любви не говори, о ней всё сказано», да и не они затевают хоровод. Весна за примулами, аквилегиями, бруннерами, медуницами. Большинство медуниц с белыми пятнышками и каёмками, с серебристым или почти белым листом, белоокаймлённые и пёстрые бруннеры, к сожалению, некоторое время, будем считать его мгновением, нарушая белизну сада, цветут синими, а некоторые — о, ужас! — даже красными цветками (медуница красная David Ward). Но потом, до глубокой осени, когда остаются только листья, они как нельзя лучше соответствуют законам жанра. Ну а если вы не допускаете компромиссов и не стремитесь к разнообразию сортов, то посадите побольше медуницы лекарственной Sissinghurst White и бруннеры крупнолистной ‘Betty Bowring’. Они отцветут положенным цветом. Самые затенённые уголки сада отданы видовым купенам, ландышам, грушанкам, любкам, одноцветкам и даже кислице обыкновенной, которые белым цветом откупаются за свое «бескультурье».

Довольно много ирисов сибирских, конечно, только белых сортов. Хорош их лист, изящен цветок, надежен и без капризов куст. Особенно радуют последние поселенцы — China White’, ‘White Amberи Frosted Emerald’.

Фамильное садовое серебро — чистец, лаванду, низкорослые полыни, кошачью лапку, эдельвейс (больше для представительства, чем по делу) разбросали на самых видных местах, вдоль дорожек, чтобы обеспечить дополнительную подсветку в тёмное время суток и между тем повысить статус сада. Ведь говорят, что различные оттенки серого не только толпятся, как «виденья мокрой скуки», но и придают саду мечтательность, благородство и аристократичность. Почему бы и не воспользоваться такими простыми приёмами. Что ж, и у нас тут «в моде серый цвет — цвет времени и брёвен» (И. Бродский).

Многолетнюю мощь демонстрируют пионы травянистыеакониты волчий и клобучковый (Album), лабазники, василистники и волжанки с соцветиями «белее моря пены», дельфиниумы, люпины, дурманящие флоксы, клопогоны и астры. К последней тройке особое почтение — она завершает сезон, когда, собственно, и выбор цветов уже небольшой. Чтобы конвейер цветения, запущенный весной, длился, длился и длился белых флоксов и астр посадили много. Да, и клопогоны есть (несколько видов и большинство известных сортов), жаль, разрастаются они неспешно. Нужно бы ещё развести белые хризантемы, ведь «после хризантем, кроме редьки», как считал Басё, до весны «ничего нет». 

Так как, устроив свой светлый рай, мы оградили его высоким забором, а «вся в розах серая ограда» в нашем климате едва ли возможна, зыбка как мираж, потребовались маскировщики и верхолазы, а попросту лианы. Эту роль исполняют княжики, луносемянник канадский, древогубец, гортензия черешковая, актинидия, лимонник. Много винограда: амурский, Куанье или японский, прибрежный с цветками, пахнущими резедой, и примкнувший к ним партеноциссус пятилисточковый, именующий себя в миру девичьим виноградом. Все они осенью норовят подпортить белую идиллию, но так как в этом не одиноки, им прощается. Черенки девичьего винограда триостренного, позаимствованные этим летом на итальянских заборах, пока будут зимовать в доме. 

Драпировкой почвы заняты флоксы шиловидные, тимьяны, дриады, серебристые ацены, тугие мшанки, пестролистная будра и невысокие герани. Карманы подпорных стенок (а их у нас по необходимости много) заполняют камнеломки, седумы, карпатские колокольчики, молодила (цветоносы с красновато-желтыми цветками удаляю). В приствольных кругах лип и сосен посажены, и успешно выживают анафалис, медуница, мята, завезённая с Кипра, пахизандра, яснотка.

Поздней осенью, в пору листопада, наш сад становится жёлтым, а затем вновь, когда, по словам И. Бунина, «земля в морозном серебре, и в горностаевом шугае...» — белым. И всю зиму перед нами «и белый снег, и в пудре снежной пыли столетняя сосна». Здорово! Чтобы придать саду дополнительный объём, кроме крупных деревьев и древесных кустарников, а также многочисленного хвойного молодняка (туй, можжевельников, туевиков, тсуг, микробиот и даже тисов), сохраняющих своё неизменное место в саду, оставляем несрезанными злаки и спороносные перья страусников.

В крупном саду можно использовать белый цвет не повсеместно, а только в одной его части, и если он исполнен экстравагантно и сложно с точки зрения цвета, такой чистый и нейтральный белый оазис позволит глазу, пропустившему через себя весь цветовой спектр, отдохнуть и освободиться от смятения. 

Всегда гармоничны двухцветные комбинации с серым и белым цветами. При разложении белого света через призму видно, что он содержит все прочие цвета, поэтому (как ахроматический) хорошо сочетается со всеми остальными. То есть если, например, вам в какой-то момент станет чуждой идея белого сада (и «ближнюю дачу» захочется сделать похожей на «дальнюю»), то преобразовать его в многоцветный, залить переливчатыми красками не составит труда. Любой новый, введённый в сад цвет: и холодный, и тёплый, и пастельный, и яркий прекрасно уживутся с его белым наполнением, конечно, если у вас осталось ещё достаточно места, чтобы подсадить новые растения. А белый, серебристо-серый цвета будут увеличивать объёмность цветовых сочетаний, «гасить» пестроту, отделять цвета друг от друга, смягчать сильные контрасты, устранять дисгармонию цветовых сочетаний.

 

                                      Часть 2. 

              Снился мне сад в подвенечном уборе

 

Если вы спросите, как поживает наш белый сад, отвечу: ему пока не надоело быть белым, даже более того, он немного в обиде на нас за то, что мы не выдерживаем чистоту жанра. Нам всё ещё жалко стронуть с насиженных мест розу 'Pink Grotendorst' с розовыми, похожими на гвоздички цветками, безымянный бледно-сиреневый древовидный пион и буйно разросшуюся хризантему корейскую с бордовыми цветками, ту, что несколько лет назад только самый безразличный к невыносимой яркости бытия садовод не тащил домой с выставки «Цветы».  

Оправдываясь перед садом, аргументируем свои промахи тем, что крупные кусты тяжело пересаживать, да и некуда, а роза 'White Grotendorst' вовремя не подвернулась. Хризантемы нас почему-то не жалуют, а тут в кои-то веки полное взаимопонимание, ну с какой стати от них избавляться…

Но сад продолжает наступать, теперь уже требуя ответа за невыполненное обещание в ближайшее время посадить белую форзицию (Abeliophyllym distictum), ершистую фотержиллу (Fothergilla), теневыносливую маакию амурскую (Maackia amurensis). Что тут скажешь. Как всегда пеняем на обстоятельства. Человек полагает, а рынок пока не располагает, не тратить же на их поиски всё своё драгоценное время. Чуть сгладить неловкость удалось только отчётом о посадке экзохорды крупноцветковой (Exochorda macrantha) 'The Bride'. Хоть и не обещали, но вот тебе, получи — сразу крупный куст весь облепленный белыми цветками, да ещё и оказавшийся на пике моды. Покупка белого с легчайшим розовато-голубоватым оттенком (бывает и такой) клематиса ‘Dancing King’, прихваченного в садовом центре по случаю вместе с экзохордой, в зачёт принята не была. Подумаешь клематис, да ещё и махровый. Не приветствуется нынче чрезмерная пышность. Вы и сами всегда стыдливо проходите мимо гигантской белой лилии, чьего аромата хватает на все двенадцать соток. А как старался отвести от неё взгляд апологет русского сада Александр Сапелин, всё время, на все лады, нахваливая ржавую крышу старого соседского дома. Слава Богу, что в прошлом сезоне посадили пятнадцать луковиц белых царских кудрей (Lilium martagon var. album), тех которые у Павла Васильева «по палисадам». Глядя на её изящные цветки, никому не придёт в голову уличить хозяев в пристрастии к показухе, в том, что они отстали от жизни. Ей и тень моя садовая только в радость, ну а полив, как и заведено, за вами. Да к тому же, разве клематис в саду представлен недостаточно? Уже буйно разросся у подножия вековой липы белый тангутский (Clematis tangutica) 'Anita', который прекрасно переносит сухие почвы, возмужали крупнолепестные (C. macropetala) 'White Swen' и 'Alba Plena'. Ведь принято же решение, не заводить несметное число видов и сортов, а приумножать уже имеющиеся.      

Но всё же, сад неуклонно белеет, красные и иже с ними на несколько лет отступили, по крайней мере, до востребования, когда «клином красным» станем бить «белых». Заматерели и наросли белые астильбы и бело-пёстрые хосты. Раскинулись островки медуницы сахарной, дымно-серого чистеца византийского, моховидных камнеломок, арабиса, приземлённой мшанки шиловидной и столь же шиловидного флокса, тимьяна (не подумайте ничего плохого, конечно, исключительно белого сорта ‘Snowdrift’). Прилежно в положенное время цветут белые спиреи, чубушники, рододендроны, розы, лапчатки, гортензии.

Скромная коллекция бруннеры крупнолистной (не устаю восхищаться этим растением), состоящая из серебристых сортов ‘Jack Frost’, ‘Looking Glass’ и ‘Silver Wings’, пополнилась ещё четырьмя. Это и ‘Variegata’ с бледно-зелёными листьями и заходящими на них с краёв беловато-бежевыми языками, и похожий на него, но светлые края у него чуть поуже, 'Hadspen Cream', и 'Longtrees’ с зелёными листьями и редкими серебристыми, будто упавшими на них дождевыми каплями, и 'Betty Bowring' с ничем не примечательными зелёными листьями, но зато с подобающими статусу сада белыми цветками. Осмелюсь считать коллекцией (да простят меня истинные собиратели) и скромный набор видов и сортов волжанки (Aruncus). К старожилам сада — видовым волжанкам двудомной (A. dioicus) и кокорышелистной (A. aethusifolius) прибавились ажурный сорт ‘Kneifii’ первой и свежайший ‘Fulva Flava’ второй. К махровой купене душистой (Polygonatum odoratum) ‘Flore Pleno’ поднянулась пёстрая многоцветковая (P. multiflorum) ‘Striatum’, теперь им повеселее, хотя создавать крупное землячество они явно не торопятся. К багульнику болотному (Ledum palustre) подсадили более редкий гренландский (L. groenlandicum) ‘Helma’. Принесли его в сад в полном цвету, но год спустя он, к сожалению, дал только одно соцветие, надеемся, что исправится. Примерно такая же история произошла и с вечнозелёным рододендроном (к сожалению, название сорта не вспомню), он не зацвёл вовсе. Как он себя поведёт дальше, не знаю, но решение, больше не обзаводиться вечнозелёными рододендронами, принято окончательно. Впервые заступил на вахту цветения чисто-белый бадан гибридный ‘Bressingham White‘ . К нему у нас никаких претензий, хорош! А на этом, одном из многих белых сортов бадана, мы остановились потому, что у нас есть одноимённая медуница. Пусть уж начнётся ещё одна коллекция – «белых брессингамов».  

Учитывая «бытовые» возможности сада — тень и плохо удерживающие влагу песчаные почвы, пришлось избавиться от белоснежных бородатых ирисов и нежного ароматного венечника лилиаго (Anthericum liliago), которые почти перестали цвести, нескольких кустов спиреи и снежноягодника, чтобы немного разрядить сгустившуюся обстановку. В изгнание отправились и все сортовые седумы видные (Sedum spectabile), не пожелавшие мириться с недостатком света и с избытком слизней. На их месте разместились менее съедобные белоцветковые эхинацеи пурпурные (Echinacea purpurea). Лишился сад и осенних астр, которым тень оказалась категорически противопоказана. Мало того, что они незавидно цветут, так ещё регулярно поражаются мучнистой росой. Тяготы этой болезни с ними норовят разделить флоксы метельчатые. Кроме того, по моему разумению, они должны стоять нерушимой стеной, а не склоняться в разные стороны, попросту валяться. Трудно с этим мириться, однако совсем избавиться от флоксов не в силах, всё же человек я русский, но в следующем сезоне произведу сильное нерусское секвестирование. Тому, что останется, придётся отдать последние световые окна. Кстати имидж русского сада помогают поддерживать и белые отечественные сорта сирени: ‘Анна Павлова’ и ‘Красавица Москвы’ и даже чужестранка ‘Monic Lemyan’. В пику флоксам и лабазнику, который тоже, как показала практика, не привык прятаться под сенью развесистых лип, прекрасно показал себя посконник морщинистый (Eupatorium rugosum), купленный два года назад на пробу. В тени, рядом с огромным старым кустом сирени он выгоняет двухметровый несгибаемый стержень, несущий многочисленные пышные шапки соцветий, правда, не столь девственно-белые, как у флокса. Будем внедрять шире. Есть претензии у меня и к василистнику двукрылоплодному (Thalictrum dipterocarpum) ‘Album’. Где мощь, где раскидистость, где роскошь цветения? Такие же, как у его видового лавандового собрата, который незаслуженно ютится на задворках, потому, что не вписывается в концепцию белого сада. А этому я уже дважды меняла место жительства, надеясь, что оно окажется для него более подходящим. Жду ответного реверанса.

Может быть, прочитав мои размышления, вы, как и я, вспомните, сразу несколько крылатых слов, например, «не отрекаются, любя» или «что же это у вас, чего не хватишься ничего нет!», или ещё жёстче «пейзаж после битвы». Я отвечу опять же цитатой, что «приходится изучать науку расставания», чтобы в саду жили хоть и «скованные одной цепью», но не утомлённые тенью, а радостно её приветствующие растения. Хотелось бы, чтобы у вас не сложилось впечатление, что, избавившись от многих растений, мы оголили сад. Это не так. Растения нарастают, особенно этим отличаются кусты и деревья, а границы участка остаются прежними. А в этих границах сегодня живёт уже более зрелый белый сад.

 

                                       Часть 3.

 

Белый цвет. Как он воздействует на людей и как ими воспринимается

Белый – это самый могущественный, самый яркий цвет. Он символ чистоты и радости, невинности и стерильности, бодрости и свежести. Белый — нейтральный цвет. В сочетании с другими, недостаточно яркими цветами, усиливает их, придаёт яркость, создаёт эффект объёмности.

Можно ли белый цвет считать цветом в полном смысле этого слова? В виде краски он является ахроматиком, т. е. бесцветным веществом. Но, если говорить о спектре, белый включает в себя все другие цвета.

Считается, что человек, который любит белый цвет, бескомпромиссен и уверен в себе, отличается хорошим вкусом, но решения принимает с большой осторожностью. Ему свойственна чрезмерная критичность и скрупулёзность.

Тот же, кто белый цвет не любит, не бывает занудой, но и аккуратистом его не назовёшь, порядок для него — не главное. Его гораздо больше интересуют важные, глобальные вопросы, чем сорняки в саду. Он спокоен и уравновешен.    

Древние греки считали, что боги живут на заснеженных вершинах гор. Облачённые в белые одежды жрецы, приносили в жертву Зевсу, в колесницу которого были впряжены белые кони, животных с белой шерстью. Тоже в белых одеждах и на белом коне поднимался на Капитолий в первый день Нового года консул. И в потусторонний, высший мир греков и римлян уносили священные белые кони.

Для христиан белый цвет символизирует небесную радость, чистоту, истину, Пасху и Воскресение. У католиков белыми являются траурные одежды, как знак надежды на воскрешение.

Египтяне считали, что белый цвет даёт жизнь. Бог Озирис изображался в белой короне. Священное белое хранилище описано в великой тибетской «Книге мёртвых».

В индийском фольклоре в виде белого острова изображался рай, а представители высшей касты носили белые платья.

Для японцев белый — это цвет богов. В религии синто священные орнаменты на белой бумаге символизировали границу сакрального пространства.

Связан белый цвет с богами и жизнью после смерти и во многих африканских странах.

И только в Китае и некоторых странах Юго-Восточной Азии белый — это цвет утраты. Хотя мир меняется, и сегодня даже там нередко можно увидеть невесту в белом платье и фате.      

И, наконец, вспомним несколько самых распространённых фразеологизмов, связанных с понятием белый: «белый свет», «белое безмолвие», «чёрным по белому», «доводить до белого каленья», «белые мухи», «белая ворона», «дела как сажа бела», «белая кость», «сказка про белого бычка», «шито белыми нитками».

                                                                 

Страницы: 
| 1
   

Комментарии

1
06.09.2012 21:30

Фотографии сада:

Friderica , Москва
2
06.09.2012 23:29

Аристократичный, интеллигентный, простой и изысканный, такой сад может быть создан людьми, обладающими тонким вкусом и большим багажом знаний.

А как красиво о нём, и не только о нём, пишет Елена Ребрик! Как интересно описан белый цвет с совершенно разных сторон.

А ещё этот сад – ценное  учебное пособие. Повыписывала себе множество растений и пошла изучать.

Спасибо за доставленное удовольствие!

Kukosya , Нахабино
3
06.09.2012 23:44

Мне посчастливилось бывать в этом саду. Знаете, бывает так: смотришь на фото и сад великолепен, а приезжаешь - и некоторое чувство разочарования... Тут же совсем наоборот. Могу с уверенностью сказать, что представленные снимки - не передают его тенистой влажности, благостной размеренности и изысканной простоты. Я очень комфортно чувствую себя именно в таких садах. И, конечно, Kukosya права - таким его могли сделать только именно такие хозяева. Ну а уж писательский талант Лены... это отдельная тема: увлекательно, информативно, на одном дыхании. Спасибо за публикацию.

Alexandr , Королёв
4
07.09.2012 01:24

Глаз отдыхает от пестроты, хочется всматриваться в мельчайшие нюансы цвета и формы и думать... и наслаждаться ....

Larisa , Пушкино
5
10.09.2012 11:36

 На одном дыхании прочитала! Написано живо, с любовью, поэтично и с юмором Я знала о существовании этого сада и даже была свидетелем "закупки" белых гераней в Питере! :)

 Очень необычно! И такой спокойный, изысканный сад, наверное, мог появиться только после яркой "дальней дачи". Непросто...Но если за дело берется мастер, то все получается! Как внимательно и со знанием подобраны все "белые", в том числе и хвостатые!

 И еще не могу не сказать немного теплых слов о хозяине сада, поскольку посчастливилось общаться с ним(кто же из учеников "Калитки" не знает Александра Ребрика?!). Энергия, увлеченность, знания и открытость! А дед он какой! В смысле "дедушка", душа-то молода! :)

 Елена и Александр! Спасибо большое! Прогулка по саду была  и приятной,и познавательной!

 Надеюсь на продолжение!

 

louizeodier , Москва
6
29.09.2012 18:35

Как красиво, изящно, воздушно! Изумительный пример для изучения! Читая, слышу интонации Елены, получая ещё больше удовольствия от рассказа об  этом необыкновенном саде. Большое спасибо!

Lyousya , Москва
7
26.10.2012 17:02

Уверенный сад уверенных людей! Вижу Александра Алексеевича , улыбающегося, сидящим на МАФе Спасибо , что познакомили со своим садом.

.

 

 

TT , Лотошино
Пройдите авторизацию для добавления комментариев
Страницы: 
| 1